Зачем Алиев приехал к Путину

Зачем Алиев приехал к Путину

Боксерский матч вместо «сверки часов»

«Сверка часов» — так, согласно версии Пескова, выглядит главная цель вояжа президента Азербайджана Алиева в Москву на переговоры с Путиным. Отдаю должное умению Дмитрия Сергеевича найти уместный дипломатический эвфемизм. Ведь если смотреть на ситуацию со стороны, то сверка часов действительно необходима — причем не только между Москвой и Баку или Москвой, Баку и Ереваном, а между президентом и его подчиненными в самой столице Азербайджана. 20 июля, бакинский эквивалент нашей Марии Захаровой Лейла Абдуллаева: «Заявление МИДа Армении, обвиняющее Азербайджан в исторических и территориальных претензиях, является очередным абсурдом». 14 июля, президент Азербайджана Ильхам Алиев: «Западный Зангезур — земля наших предков. Я сказал, что мы должны вернуться туда. Я говорил об этом еще десять лет назад. Все мои выступления имеются в печати. Я сказал, что мы должны вернуться, вернемся и возвращаемся туда. Никто не сможет остановить нас. Мы обязательно вернемся, потому что иного пути нет».

Ильхам Алиев часто грозит Армении отъемом все новых и новых территорий. Но, согласно уверениям МИДа Азербайджана, это «не является территориальными претензиями». Фото: president.az

Учитывая, что под «Западным Зангезуром» Ильхам Алиев подразумевает Сюникскую область Армении, может показаться, что получается неувязочка. Но с точки зрения официального Баку никакой неувязочки нет. Главная функция Лейлы Абдуллаевой заключается в том, чтобы доказывать: ее коллеги из МИДа Армении по определению не правы — причем всегда и во всем. Смысл заявлений президента Алиева гораздо более многогранен. Грань номер один. Ильхам Гейдарович показывает, что быть большим азербайджанским патриотом, чем он, в принципе невозможно. Грань номер два. Алиев прозрачно намекает лидеру Армении Николу Пашиняну: если не будешь себя хорошо вести, мы можем еще раз устроить тебе военную трепку. А ведет себя Пашинян, по мнению властей Азербайджана, не просто плохо, а очень плохо. По итогам своего недавнего военного поражения Армения согласилась на фактическую капитуляцию. Сейчас Ереван пытается по максимуму не исполнять условия этой капитуляции. Задача Баку — не только принудить Армению к выполнению всех ее обязательств, но и трактовать эти обязательства как можно более расширительно. О чем конкретно идет речь? В первую очередь о транспортных коридорах через армянскую территорию.

Вот как сам Алиев дипломатично высказался об этом в ходе своей совместной пресс-конференции с председателем Европейского совета Шарлем Мишелем несколько дней тому назад: «Все коммуникации в регионе должны быть открыты параллельно. Это позволяет Армении получить железнодорожное сообщение с Россией и Ираном. Это позволяет Азербайджану получить дополнительный выход в Нахичеванскую Автономную Республику, и четыре страны региона — Азербайджан, Иран, Россия и Турция — оказывают сильную поддержку такому подходу. Таким образом, мы должны получить от Армении положительный ответ. Но этот вопрос не должен быть селективным… С этой точки зрения не должно быть дискриминации. Безусловно, после этого прогнозируемость, стабильность и безопасность в регионе станут уже реальностью».

Ключевое слово в предыдущем абзаце — «безопасность». Кто и как будет обеспечивать безопасность тех азербайджанских грузов и азербайджанских граждан, которые рискнут воспользоваться наземными транспортными коридорами через территорию Армении? Так как Армения суверенное государство, то в теории решить эту задачу она может только сама. Однако в силу вполне понятных причин Азербайджану эта «теория» совсем не нравится. Но альтернативная «теория» Баку — мол, давайте мы сами все сделаем — не нравится уже Еревану. Если Азербайджан сумеет продавить свой план-максимум, то Армения превратится в транзитную территорию, рассеченную транспортными коридорами, которые находятся под фактическим контролем враждебного иностранного государства.

Но этот камень преткновения — далеко не единственный и даже не самый главный из тех, что остались между Баку и Ереваном. 7 июля этого года Ильхам Алиев подписал указ «о новом делении экономических районов в Азербайджанской Республике». Всего таких районов предусмотрено четырнадцать. Но из них особый интерес представляет тот, что фигурирует в указе Алиева под номером шесть: «Карабахский экономический район», в состав которого среди прочего входит «город Ханкенди». Что это за город? Город, который больше известен под названием Степанакерт и по-прежнему находится под контролем армянской стороны. В обозримом будущем Баку, похоже, особо не жаждет приводить фактическое положение дел в соответствие с «юридической реальностью» президентского указа. Но вот сколько именно будет длиться это пресловутое «обозримое будущее»? С военной точки зрения — только до того момента, пока это устраивает власти Азербайджана. Захват оставшейся части Нагорного Карабаха (или просто Карабаха, как на этом настаивает Ильхам Алиев в своих официальных выступлениях) — это задача, которая решается на раз-два-три. А ведь кроме этого есть еще и многочисленные споры по поводу четкого определения линии границы между собственно Азербайджаном и собственно Арменией.

По мере чтения этого текста придуманный Дмитрием Песковым дипломатический эвфемизм в виде «сверки часов» кажется вам все менее и менее убедительным? Мне, если честно, тоже. Реальная задача Путина на встрече с Алиевым — выполнение функций рефери на боксерском матче и разведение по разным углах драчунов, которые так и норовят нанести друг другу еще один удар, а то и возобновить драку во время официального тайм-аута. Мы имеем дело со своеобразной формой челночной дипломатии, популяризированной некогда Генри Киссинджером. Киссинджер, правда, «челночил» сам, а к Путину все по очереди приезжают на «сверку часов» (согласимся ради приличия с этой официальной версией). Но, наверное, так оно и лучше — а если не лучше, то точно спокойнее.

Источник www.mk.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: