ЦБ инфляцию по осени считает

cb infljaciju po oseni schitaet 6579617

Насколько резким и устойчивым окажется в ближайшие месяцы повышение цен

Цены медленно, но неумолимо растут. Говорят, инфляция превысила 6% впервые с октября 2016 года. И это в начале лета, когда экономическая активность снижается. Что же тогда будет осенью?

Аналитики предсказали скорый рост ставки Центрального банка России, сдерживающий разгон инфляции. Знатоки шустро пересматривают свои ожидания, исходя из новых данных по росту промышленного производства. Но как отразится возможное повышение ставки на простых людях?

Нынешний уровень инфляции — не катастрофический, но достаточно высокий. Другое дело, что он ожидаемый, считает экономист Никита Масленников:

— Это реакция на спад прошлого года и на оживление потребительского спроса, который не мог не случиться. Кроме того, присутствует влияние значительной доли внешних факторов: общее инфляционное давление, мировые цены на агросырье и продовольственные товары выросли на 40% по итогам марта-июня. Это показатель серьезный.

Причина тоже понятна, в прошлом году для того, чтобы пройти через пандемический спад, поддержать экономику, в глобальном мировом хозяйстве на эти цели потратили свыше 20 триллионов долларов, четвертая часть всего рынка. Такого рода фискальные накачки не могли не отразиться на ценах. Пока стимулы сохраняются на прежнем уровне. В Соединенных Штатах новые бюджетные планы. Инфляция там 4,2%, и думаю, что меньше она не станет. Все это, естественно, тоже оказывает давление на мировую экономику.

Инфляционное давление — это реальность, с которой нам приходится сосуществовать. Естественно, она отражается на российской экономике, поскольку наша страна занята поставками нефти и газа, металла, агросырья. Так что у нас есть много каналов передачи влияния внешних факторов на внутреннюю экономику…

Кстати, мы в прошлом году тоже активно использовали финансовые стимулы, чтобы поддержать свою экономику и население. Дефицит российского бюджета никак не меньше 4,5 триллиона рублей. При этом государство продолжает заимствования. Это тоже оказывает эффект на инфляцию. Бюджетная эмиссия — фактор, который никто не отменял. Он у нас работал в прошлом году достаточно интенсивно. Поэтому сейчас ситуация такая: инфляция 6%, и Центральный Банк — просто не может не повысить ставку.

Ранее по теме:  Зарплаты в России: Деньги есть, но не про нашу честь

Повышение ключевой ставки — это и есть рыночный способ жесткого антиинфляционного регулирования. Но результат почувствуется не сразу, не в тот же понедельник. Эффект на понижение инфляции заработает в горизонте квартала. Не сделать этого — было бы контрпродуктивно. Если ЦБ не повысит ставку сейчас, то придется ее повышать позже, но уже гораздо больше.

Рынок однозначно настроен на то, что ставка будет повышена, но вопрос только на 0,25% или на 0,5%? И участники рынка, и финансовые аналитики разделились на «пятидесятников» и «двадцатипятидесятников». Если бы я был членом совета директоров ЦБ, то голосовал бы за повышение на полпроцента.

Что дальше? В летнее время инфляция будет находиться на этом «плато» до июля. Осенью начнется снижение. Но, конечно, к 4% она не опустится в этом году. Только 4,8%-5%. Таков и прогнозный интервал ЦБ. Опустить инфляцию до такого уровня программа рассчитывает к лету 2022 года.

Алексей Кричевский, эксперт Академии управления финансами и инвестициями считает:

— Инфляция, превысившая 6%, не должна стать каким-то откровением для ЦБ. Это «временной лаг» от девальвации рубля в апреле относительно марта, когда она доходила до 7%. Закупки импортных товаров производились по ценам выше, чем в марте, поэтому майские цены отразили такое повышение. Помимо этого, есть еще огромное количество факторов — печатный станок, за счет которого госбанки скупают облигации федерального займа, инфляционные «шоки» по всему миру, нехватки чипов и микросхем, которые разгоняют цены на электронику, траты населения внутри страны, подорожавшее оборудование и так далее. Но вероятность того, что размеры показателей инфляции будут сильно разгоняться дальше, невелика.

Несмотря на то, что ЦБ несильно повлияет на это повышением ключевой ставки, в некоторой степени это все же может подействовать. Но основные рычаги влияния на инфляцию сейчас сосредоточены в руках правительства РФ, а именно — госрегулирование цен, которое в целом успешно применяется последние полгода.

Ранее по теме:  В России предложили ввести продуктовые карточки для нищих

Несмотря на рост некоторых продуктовых групп на 10−30%, цены на них постепенно возвращаются к адекватным показателям за счет запрета экспорта, импорта недорогих аналогов и демпферных механизмов. Что касается производственной инфляции, то здесь стоит обратить внимание на мировые сырьевые рынки. С начала года медь выросла на 96%, уголь — на 87%, алюминий — на 58%, сталь — на 54%, пиломатериалы — в 2−3 раза.

Но показатели еще месяц назад были как минимум в полтора раза больше. То есть постепенно восстанавливается добыча, налаживаются логистические цепочки и, как следствие, происходит охлаждение мирового сырьевого рынка. Поэтому можно спокойно говорить о том, что какого-то дикого роста инфляции как потребительской, так и производственной, ждать не нужно, в ближайшие месяцы она должна вновь опуститься ниже 6%…

К сожалению, у нас нет особых внешних факторов формирования курса рубля, кроме накачки геополитической напряженности, инфляционного давления. И то это происходит не сразу, а через какое-то время. Что касается внутренних факторов — это новый урожай, которого нам еще нужно дождаться. Пока не понятно, как это станет работать. Инфляционные скачки на некоторые категории товаров у нас связаны с резкими взлетами спроса.

Предположим, правительство хочет увеличить экспорт каких-то продуктов. Тут же на внутреннем рынке сжалось предложение. Намечается дефицит определенных продуктов: подсолнечное масло, сахар, гречка. Эти вещи должны находиться на постоянном контроле.

У нас в этом году уборочная кампания сдвинется на месяц. В зависимости от того, чего и сколько мы соберем, предсказать из-за погодных условий достаточно сложно. Но, тем не менее, мониторинг сбора основных культур будет проводиться, чтобы настроить тарифно-таможенные механизмы.

Ранее по теме:  Конец «сладкой жизни»: С полок магазинов исчезает дешевый сахар

Кроме того, станет понятно, какие товарные интервенции мы должны назначить на конец года. Никаких оснований предполагать скачкообразный рост цены, например, на сахар нет. Массовые заготовки должны пройти спокойно.

Должна быть проведена целевая адресная помощь малоимущим. Это ведь тоже влияет на рост инфляции. Здесь пока не до конца понятно определение этих «адресов»: кому, в каких регионах. Портфель первоклассника сформировали, а что дальше? Ведь жизнь продолжается. Этот вопрос остается на политической повестке дня и до конца не урегулирован.

Важно, что он хотя бы поставлен. Для этого создаются социальные казначейства и социальные реестры Российской Федерации. Только так можно понять, у каких домохозяйств есть разрыв между расходами, необходимыми для жизнеобеспечения, и легальными доходами. А поняв, помочь. Но это явления, за которыми потянутся длинные «шлейфы». Ведь если снизить цены на какие-то социально значимые товары, это нужно как-то компенсировать производителям и торговым сетям. Откуда? Из бюджетов. К 15 сентября, когда начнется новый финансовый год, к этому следует быть готовыми.

Понятно, что инфляция достигла такого уровня, когда она всех раздражает. Особенно в год выборов. Ее надо снижать и придавливать, поскольку обесцениваются сбережения избирателей. При высокой инфляции нет инвестиций. Чем выше ставка, тем сложнее банкам работать с клиентами. Но, впрочем, это уже другой, отдельный и тоже длинный разговор.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
Войти с помощью: