1.6 C
Москва

Глава КГИОП Санкт-Петербурга Сергей Макаров: Я памятник себе нашел!

Сейчас читают

Петербург стремительно теряет памятники архитектуры

В Санкт-Петербурге на Каменноостровском проспекте, 58, в Петроградском районе в очередной раз горел особняк Эрнеста Игеля. Памятник культуры XIX века. Под бдительным присмотром Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) города и его председателя Сергея Макарова здание уже несколько лет приходит в упадок и растаскивается. Можно подумать, что это какая-то персональная месть Макарова находящемуся под его «охраной» памятнику архитектуры. Но на самом деле — обычная история коммерческого освоения города…

«Здание-конфетка, дом-игрушка. Затейливая, эффектная. Знавала эта „игрушка“ большую роскошь: в её стенах очень богатые люди кутили и проматывали большие деньги. Видели эти стены и властную чопорность, и чиновный холод: позже комнаты и залы занимала власть. Но не так давно власть здесь взяли бомжи, и пока её держат», — писали еще три года назад градозащитники, рассказывая о том, что особняк Игеля пережил большевиков, которые особняк не разграбили, а передали под симфонические концерты и выступления коллектива Музыкальной драмы. Уже при новой власти особняк пережил принадлежность группе «ЛСР», как считается, одного из самых опасных застройщиков Петербурга, готового снести любой памятник ради выгодного коммерческого строительства.

Но то, что пощадил «ЛСР», по всей видимости, не щадит «охранитель» Макаров. В начале 2016 года договор с инвестором был расторгнут и с тех пор здание перешло под контроль бомжей. «Ценнейший объект был вырван из рук опасного инвестора. Вырвали, но не удержали. Не законсервировали. И познал шикарный особняк все беды участи расселёнки. Сюда потянулись наркоманы, алкоголики, мародёры и бездомные в поисках ночлега. Последние даже пытались зарабатывать: пускали внутрь особняка за деньги», — рассказывают градозащитники.

Парадоксально, но инвестора реконструкции особняка нашли лишь четыре года спустя. Только зимой 2020 года Смольный передал особняк Игеля компании «Асгард», которая по сути должна будет сделать по документам тоже самое, что и «ЛСР» — восстановить здание и открыть там гостиницу. Вот только не спешит, видимо, ждет, когда город передаст ей землю под особняком в аренду.

Почему не спешит Смольный? Почему инвестор ждет, когда здание окончательно придет в упадок? Создается впечатление, что и чиновники, и девелоперы заинтересованы не в реконструкции памятника, а в его скорейшем уничтожении, чтобы минимизировать затраты на реконструкцию. И тогда понятно почему главное для «Асгарда» получить землю.

Фокусы Сергея Макарова с памятниками в Санкт-Петербурге градозащитников давно не удивляют. Так, например, они считают, что ранее он прилагал значительные усилия, чтобы «уничтожить последнюю в Петербурге мемориальную квартиру Лермонтова». В своем ответе на имя депутата Законодательного Собрания Алексея Ковалёва он написал, что «объёмно-планировочное решение и точное расположение комнат, в которых проживал Лермонтов, не конкретизированы», хотя ранее, как считают градозащитники, они были хорошо известны. Но здание, похоже, потребовалось под очередную гостиницу.

Аналогичная беда уже этим летом постигла дом Басевича 1912 года, когда рабочая группа КГИОП вопреки мнению местных жителей, градозащитников и депутатов Законодательного собрания одобрила практически полный снос памятника. Примечательно, что еще в 2016 году дом исключили из программы капремонта, а решение о сносе требует общественного обсуждения.

Впрочем, тот наделенный властью деятель, кто способен памятник потерять, так же легко может найти другой. Что и случилось с Сергеем Макаровым, который вдруг нашел купеческую усадьбу XIX века на студенческой спортивной базе знаменитого Гуманитарного университета профсоюзов, там, где до него был лишь полусгоревший рабочий барак времен начала советской власти. И ведь опять главной ценностью «новоприобретенного памятника» является престижная земля под ним.

На фото: барак СПБГУП советского периода, который экстренно признали памятником XIX векаНа фото: барак СПБГУП советского периода, который экстренно признали памятником XIX века (Фото: пресс-служба СПбГУП)

Парадоксально, но еще шесть лет назад Макаров вынужден был отказаться, как оказалось временно, от претензий к бараку, так как даже не знал его точный адрес. Хотя, как теперь заявляется, якобы имел на руках экспертизу «памятника». Правда, известно о ней стало лишь два года спустя.

Примечательно, что на барак, который Макаров решил считать памятником архитектуры, еще в 2013 году было выдано государственное свидетельство о собственности, с четким обозначением «отсутствия обременений». Перечисление же нарушений, допущенных КГИОП в борьбе только за этот барак, думается, хватит для расформирования ведомства за поголовную некомпетентность. Одна только пресловутая экспертиза чего стоит. Не случайно в нарушение закона она так и не была представлена на общественное обсуждение.

Макаров, похоже, вообще не любит общественность и особенно что-то с ней обсуждать. Там могут оказаться люди лучше образованные, более профессиональные, любящие и знающие город, а главное не разделяющие и не понимающие коммерческих интересов разного рода застройщиков так, как разделяет их глава питерского КГИОП.

Есть мнение, что Сергей Макаров посажен в кресло главы КГИОП не случайно. Ведь на протяжении всей предшествующей биографии он не имел никакого отношения ни к культуре вообще, ни к ее памятникам в частности. Получив диплом юриста, работал в канцелярии местного губернатора. Потом поднимался по карьерным ступенькам в юридическом комитете городской администрации. Где, как полагают градозащитники, установил тесные контакты с горсудом, что позволяет теперь осенять высокими печатями юстиции даже самые странные решения в пользу сильных мира сего.

Суды кладут в основу своих решений фальшивки, сформированные «охранниками культуры», а когда пострадавшие жалуются городскому начальству на Макарова, получают ответ: «Все по закону». Получается, «закон — что дышло»?

Вот и теперь солидные ученые, ссылаясь на исследования объявленного памятником барака с помощью самых современных методов, буквально носом тычут КГИОП в нелепость сделанной за один день (!) экспертизы, но «охранители» закусили удила. И есть за что бороться. Когда барак перейдет в ведение, скажем, какого-нибудь очередного «Асгарда», он быстренько сгорит окончательно, а на его месте можно будет безболезненно построить либо отель, либо элитный жилой комплекс. Ну, а Сергей Макаров наверняка разделит с застройщиком горечь утраты новоприобретенного памятника…

Источник

- Advertisement -corhaz3
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
- Advertisement -corhaz2

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Какие козыри приберег Трамп на крайний случай?

Исход президентских выборов в США еще может изменить Верховный суд и улица ...

Максим Шевченко: Кремль вводит жандармско-полицейское государство

Когда правящая верхушка не может дать народу будущего, она закручивает гайки ...

Кремль пугают приходом Байдена, но Эрдоган может стать еще опаснее

Внешний мир хочет снова «хорошую» Россию — стоящую на коленях ...

Профессор Рощин о сигнале, который Путин послал Армении

Турция продолжает тянуться к Карабаху и как бы это не привело к новому конфликту ...
- Advertisement -corhaz1

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ

- Advertisement -corhaz3
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x