Кабмин прикроет форточку для вывода капитала, а окно останется

kabmin prikroet fortochku dlja vyvoda kapitala a okno ostanetsja 53af733

Сможет ли прогрессивный налог на прибыль компаний задержать средства в России?

Премьер Михаил Мишустин предложил ввести прогрессивную шкалу налога на прибыль некоторых компаний для сдерживания вывода капитала из России.

«Если компания ведет агрессивную деятельность по выводу больших дивидендов, процентов, роялти из РФ, то соответствующие ставки прогрессивные налога на прибыль и какие-то другие подходы должны быть сделаны. К этой работе мы готовы, мы будем ждать предложений в том числе от депутатского корпуса», — заявил Мишустин, выступая в Госдуме отчетом о работе правительства.

По его словам, лидерами по выводу капитала из России являются компании ТЭК — 27% всех дивидендов, роялти и процентов. На втором месте металлургия, на третьем месте банки. Следом идут ритейл, логистика и другие отрасли. Властям же остается следить, чтобы объемы выводимых средств не превышали кратно суммы налогов, уплачиваемых этими компаниями в бюджетную систему.

При этом Мишустин оговорился, что важно не убить в предпринимателях стремление производить новую продукцию и экспортировать ее. В настоящее время основная часть поступлений от налога на прибыль (ставка 20%) идет в бюджеты регионов, которые нуждаются в средствах для развития инфраструктуры, социальной сферы и для создания новых рабочих мест.

Премьер напомнил, что сейчас Россия пересматривает соглашения об избежании двойного налогообложения с транзитными юрисдикциями, через которые идет основной вывод капитала из России. Кипр, Мальта и Люксембург согласились на новые условия, Нидерланды отказались и соглашение будет расторгнуто.

На перечисленные страны приходится 1,3 трлн рублей пассивных доходов, дивидендов, процентов и роялти, выведенных из России в 2019 году. Всего же было выведено 4,3 трлн рублей. В планах государства изменить соглашения об избежании двойного налогообложения с Швейцарией, Сингапуром и Гонконгом. Тогда это коснется 90% выводимых средств такого рода.

Объяснения Мишустина были ответом на реплику спикера Госдумы Вячеслава Володина о «жадности» бизнеса, которая наносит вред экономике страны. «Выводятся средства, которые могли бы дальше расходоваться на развитие предприятий, — возмутился спикер. — С другой стороны, те, кто их выводят, подвергают риску эти ресурсы». Вопрос беспокоит все фракции, подчеркнул Володин.

Ранее по теме:  Ненародные миллиарды: олигархи владеют третью ВВП России

— Речь здесь идет о выводе инвестиционных доходов из России, которые выводят на законных пока основаниях иностранные инвесторы. Это не касается российского капитала, — пояснил профессор кафедры международных финансов МГИМО, д. э. н. Валентин Катасонов.

Российский капитал, конечно, убегает за границу по контрабандным каналам. Но в платежном балансе страны это отражается во втором разделе «Операции с капиталом». Это не инвестиционные доходы. Инвестиционные доходы отражаются в первом разделе баланса, который называется «Текущие операции».

Понятно, что для полноты картины надо суммировать и первый, и второй раздел. Там еще есть и третий, и четвертый — ошибки и пропуски — это тоже фактически нелегальный вывод капитала. То есть премьер говорит о том, чтобы прикрыть одну из имеющихся дыр для вывода капитала. А с моей точки зрения ее надо не прикрывать, а закрывать.

«СП»: Такая большая?

— Я не раз публиковал статистику, которая показывает, что отток инвестиционных доходов из России очень весомый и порой превышает чистый отток капитала. Это очень серьезная дыра в российской экономике. В отдельные годы сальдо инвестиционных доходов (разница между входящими и выходящими инвестиционными доходами) достигало 70−80 млрд долларов.

Более того, с моей точки зрения, нужно поставить вопрос: зачем вообще нашей стране нужен иностранный капитал? Потому что 90 процентов иностранного капитала приходит сюда ничего не создавая. Они просто приобретают доли в компаниях, покупают ценные бумаги .на внутреннем рынке, а потом выводят доходы.

«СП»: Вот, Мишустин предлагает отщипывать у них побольше с помощью прогрессивной ставки налога на прибыль…

— Конечно, с помощью налогов можно замедлить вывод капитала, но все-таки иностранный капитал в России — это пятое колесо в телеге. А значит надо действовать масштабнее. Провести ревизию того, чем у нас занимается иностранный капитал. Ведь часто он занимается просто подрывной деятельностью. Поэтому то, что предложил Мишустин, — необходимо, но явно недостаточно.

Ранее по теме:  Кому грозит финансовый «зомби-апокалипсис»

Если действительно пытаться заставить иностранный капитал работать на Россию, то надо делать как в Китае. Они очень сдержано относятся к привлечению иностранного капитала. Но кое-где допускают, а кое-где даже поощряют. Но при этом установлен мораторий на вывод инвестиционных доходов на 10 лет. Так и в России можно сделать. Пусть сделают что-то полезное для страны!

Ведь к нам заходят фактически мародеры. Приходят с пустыми чемоданами, а уходят с полными.

По мнению профессора Финансового института при правительстве РФ Бориса Хейфеца, государству в борьбе с вывозом капитала следует активнее использовать меры принуждения.

— Существует дифференцированный налог — можно повышать процент на вывоз капитала. Например, в Белоруссии он был 15 процентов. Но надо понять речь сейчас идет о выводе капитала вообще за пределы страны или опять будет вводиться список стран — куда можно вывозить, а куда нет? К тому же у нас еще есть дифференциация: кому можно вывозить — есть льготы, а кому нет.

«СП»: Премьер напомнил о пересмотренных соглашения об избежании двойного налогообложения…

— Да, но никто не говорит, что в этих соглашениях льготы сохраняются: для компаний, которые котируются на бирже. Просто увеличивается налог с пяти процентов до пятнадцати. И с нулевых ставок, скажем, по роялти, за пользование кредитом — с нуля до двадцати. Есть льготы и для страховых компаний. То есть этот пересмотр соглашений неоднозначный.

Я еще в 2013 году писал, что надо как можно скорее пересматривать все 80 соглашений об избежании двойного налогообложения, отказываться от льгот для офшорах. Они позволяют избегать налогов даже при повышенной ставке, так как выплачивая дивиденды они не платят социальные страховые взносы, которые составляю значительную долю в налогах. Фактически, получают дополнительный доход.

Сейчас в мире около 200 стран и больше 100 из них могут быть задействованы в схемах агрессивной минимизации налогообложения. Всегда можно найти какие-то обходные пути.

Ранее по теме:  Понять, простить: почему Кремлю лучше списать долги населения

По-прежнему офшорные компании, принадлежащие россиянам, используются в схемах госзакупок. Для преодоления этого нужна эффективная система обмена налоговой информацией. Она действует уже три года, мы официально обмениваемся информацией с 71 страной. Но избирательное применение правил снижает эффективность. По идее, должна помочь цифровизация. Вообще, нужно усилить использование кнута. Пряник, который мы использовали до сих пор не очень работает.

«СП»: А как поживают российские офшоры, созданные для того, чтобы выманить бизнес из иностранных юрисдикций?

— Первые шаги сделаны. Созданы специальные административные районы: остров Русский на Дальнем Востоке, остров Октябрьский в Калининградской области. Но результаты пока не очень, хотя там изумительные условия налогообложения — налоговый рай. Так, на Октябрьском, по последним данным, были зарегистрированы 36 компаний, на Русском — две компании и еще с тремя велись переговоры. То есть массово бизнес не перерегистрируется туда.

В свою очередь генеральный директор «Рокет Хьюманс» Анастасия Ускова считает, что правительство, желаю обуздать вывоз капитала из страны, преследует социальные цели.

— Я, как, наверное, и большинство бизнесменов — за четкую налоговую ставку, без прогрессивных налогов. Но в данном случае идея вполне осмысленная. Цены выросли, доходы граждан упали, и теперь предпринимаются шаги по привлечению дополнительных доходов в бюджет.

Речь здесь идет об экспортерах, повышающих ценник внутри России на свою продукцию до мировых цен и выводящих прибыль за рубеж. Это и сельхозпроизводители, и компании, добывающие сырье, и перекупщики. Получается, что не экономика выигрывает от роста цен, а конкретные компании, в том числе посредники. И смысл решения: либо ставьте разные «домашние» и экспортные цены на продукцию или услуги, либо поделитесь прибылью от объема.

Такая своего рода принудительная социальная ответственность бизнеса, в интересах тех, кто производит для внутреннего рынка, а также в интересах малоимущих граждан, которые, в идеале, что-то получат от этого повышения налогов.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: