Каспийская флотилия России может сесть на мель

kaspijskaja flotilija rossii mozhet sest na mel bbc1418

Море мелеет, а Нур-Султан, Баку, Тегеран и Ашхабад смотрят на Москву

Каспийское море, если не беречь его водные ресурсы, может очень сильно обмелеть, как почти исчезнувшее в песках Аральское море. Об этом заявил спецпредставитель ЕС по Центральной Азии Питер Буриан, отметив низкий приток воды в Каспийское море из реки Урал.

«Надо, чтобы страны договорились по справедливому разделению водных ресурсов (Каспия — авт.) и о доступе к ним с учетом интересов всех стран», — выдал рецепт борьбы с экологической катастрофой европеец. Вообще-то, они с 2018 года разделены «каспийской пятеркой» специальной конвенцией.

По мнению немецких и голландских ученых (2020 год), к концу XXI века уровень Каспийского моря упадет на 9−18 метров, а площадь морского бассейна сократится на 23−34%. Но это прогноз. На практике, начиная с 1990-х годов, уровень Каспия ежегодно опускается на несколько сантиметров.

В Каспийское море впадает около 130 рек. Львиная доля водоснабжения — 85%, приходится на Волгу и Урал. При этом среднегодовой расход воды в нижнем течении Волги (8 тысяч кубометров в секунду) превышает среднегодовой расход воды Урала (400 кубометров в секунду) в 20 раз.

Уровень воды на Каспии имеет для России военно-стратегическое значение. Москва держит в акватории моря одноименную флотилию.

— Европейские методики, применяемые для прогнозирования, преувеличивают темпы падения уровня воды Каспия, — говорит замдиректора Каспийского морского научно-исследовательского центра Росгидромета Денис Шипилов. — Да, оно будет ощутимым, будет продолжаться как минимум десятилетие, но приводимые европейцами в разных источниках цифры — до 20 метров — это слишком.

Информация о фактическом стоке рек, впадающих в Каспий, отчасти конфиденциальная. Европейцы могут только предполагать, анализируя спутниковые снимки. Поэтому в модель закладываются примерные данные. Не совсем корректные данные приводят к некорректным прогнозам. Кстати, западные ученые и по другим акваториям часто дают слишком негативные прогнозы.

«СП»: — Какие основные факторы влияют на изменение уровня моря?

Ранее по теме:  Не верили, что картошка будет по 100 рублей? Ждите по 200

— Темпы обмеления зависят от притока основных водотоков: Волги и отчасти Урала. Волга, конечно, важнее. Поэтому сильно влияет зарегулированность стока Волжско-Камского бассейна и дельтовой части Волги в Астраханской области. Весенние попуски (периодическая подача воды из водохранилища для регулирования расхода или уровня воды на нижележащем участке водотока — авт.) половодья на Волге уже который год нам показывают хронический недостаток обводнения из-за недополучения стоковых вод именно по истоку реки.

Каждая из плотин Волжско-Камского каскада возведена с какой-то целью. Допустим, конечной нашей плотиной является Волгоградская ГЭС. Попуски весенней воды на ней объясняются нуждами обводнения турбин электростанции. То есть приоритетом является обеспечение энергетического комплекса, а не обводнение поймы и рыбохозяйственная деятельность. Из-за этого ежегодно мы наблюдаем недостаток объема притока Волги. Картина ежегодно меняется, но в целом негативный тренд сохраняется.

Плюс на снижение уровня влияет изменение климатической обстановки. Неуклонный рост среднегодовой температуры, который влечет за собой увеличение коэффициента испарения воды с поверхности акватории. Совокупность этих факторов и определяет тенденцию изменения уровня.

«СП»: — На северо-восточном побережье Каспия — в Казахстане, активно ведется добыча углеводородов. Именно там устье Урала. Это может влиять на уровень воды?

— Разработка нефти и газа, наращивание сельскохозяйственной деятельности практически не влияет на изменение уровня воды. Это показывает производственный экологический и государственный экологический мониторинг. Объемы изъятия воды при добыче компенсируются ее очисткой и возвратом. Речь идет о так называемой концепции нулевого сброса, которую использует «Лукойл». Так что этот фактор не берется в расчет вообще.

«СП»: — Спецпредставитель ЕС по Центральной Азии в качестве меры предложил справедливо разделить водные ресурсы Каспия. Разве они не поделены Конвенцией о правовом статусе моря?

— Конвенция по Каспию ратифицирована всеми, кроме Ирана. Тегеран отмалчивается. Это значит, что документ пока не вступил в силу.

«СП»: — Получается, что Каспий мы поделили, фактически отдали большую часть акватории, а ответственность за поддержание уровня воды в нем все равно на России, потому что Волга наша, да и Урал во многом тоже. Или мы можем разделить ответственность с Казахстаном, раз Урал частично оказался на его территории?

Ранее по теме:  Жажда-2020: Севастополь готовится выпить окрестные карьеры

— Когда речь заходит о притоке, все страны каспийской пятерки смотрят в сторону России. Кстати, Казахстан находится в сложном положении в плане обмеления, потому что принадлежащее ему восточное побережье Каспия мелеет быстрее, чем, например, наша северо-западная часть, включая Астраханскую область. Поскольку уровень шельф у берега Казахстана повыше.

«СП»: — Много веков назад уровень Каспия был значительно выше. В Баку море плескалось у самой Девичьей башни, построенной в начале тысячелетия. А теперь от нее до воды, ой как далеко. Может, уровень моря колеблется в первую очередь под влиянием каких-то глобальных причин? А отбор воды для ГЭС — комариный укус?

— Действительно, существует такая теория, но она требует подтверждения. А для этого требуется более продолжительный срок наблюдения. Чем больше данных будет, тем скорее получим ответ. Пока однозначно утверждать, что существует цикличность нельзя.

«СП»: — Можно ли сравнивать падение уровня воды в Каспии с усыханием Аральского моря? Там причиной называли отбор воды из Амударьи и Сырдарьи для хлопковых полей Узбекистана. Может, эти водоемы как-то связаны?

— Такая догадка есть, но официально она не доказана. Косвенное воздействие имеется, но о прямой связи нет.

«СП»: — Что нужно на Каспии европейцам? Почему они так беспокоятся об уровне воды в нашем море?

— Если бы Каспий находился в российских пределах, наверное, было бы иначе. Но сейчас Каспийское море представляет собой международный водный объект каспийского макрорегиона. Это уникальный объект сам по себе. Поэтому Всемирная метеорологическая организация, ООН с интересом следят за Каспием, как за живым организмом.

Но нельзя исключать и хозяйственный интерес, проявляемый другими странами после распада СССР. По неподтвержденным данным, нефтяные компании европейского происхождения присутствуют на шельфе Казахстана. Хотя официальная версия всегда заключается в заботе о биоразнообразии и экологической стабильности Каспийского моря, как особого природного объекта.

Ранее по теме:  «Очень хитрая штука»: Песков понял, что с демографическим кризисом Кремль не справляется

По мнению научного руководителя Института глобального климата и экологии Сергея Семенова, против глобального потепления все равно «не попрешь».

— На уровень Каспия могут влиять вариации глобального климата. Одно из последствий изменений глобального климата — повышение уровня Мирового океана. Но Каспия это не касается. Его уровень имеет свою собственную отдельную динамику, поскольку это закрытое море и с Мировым океаном никакими водотоками не сообщается.

Уровень любого водоема зависит от двух факторов: притока впадающих в него рек и испарения воды с зеркала водоема. Оба фактора климатозависимы. Так, на испарение влияет температура и скорость ветра. А объем приносимой в Каспий волжской воды зависит от осадков на территории водосбора этой крупнейшей реки.

Есть различные расчеты, модели того, как будет вести себя уровень Каспия в зависимости от изменений климата. Оценки получаются разные. Однозначного мнения об этом среди ученых нет. То, что глобальный климат влияет — это точно. Но назвать точную цифру понижения или повышения к тому или иному году со всей надежностью сложно.

«СП»: — Некоторые специалисты сетуют на чрезмерный отбор волжской воды на нужды энергетики. Очевидно, с этой претензией к нам могут обратиться и соседи по каспийской пятерке, страдающие от обмеления Каспия?

— Такие факторы как наличие на Волге электростанций, водохранилищ, водозаборов все-таки вторичны. Это имеет гораздо меньшее значение, чем глобальный климат. Конечно, вода испаряется с зеркала этих водохранилищ и с поверхности самой реки, но это все-таки малозначимый процесс. Думать, что мы существенно много забираем воды из Волги на хознужды — это некоторая самонадеянность.

«СП»: Получается, человек своим антропогенным воздействием, корректируя свое поведение, не может всерьез повлиять на уровень воды в Каспии?

— Управлять глобальным климатом мы пока не умеем.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: