Минпромторг готовит «кулакам» новую продразверстку

minpromtorg gotovit kulakam novuju prodrazverstku 842c99b

Агрохолдингам придется ответить за «сладкую жизнь» на сахаре и масле

В правительстве уже нет единого мнения — продлевать или нет после 31 марта соглашение о сдерживании продовольственных цен. На днях замглавы Минпромторга высказался категорически против, признавшись, что опасается возникновения дефицита из-за регулирования цен на продукты.

И теперь правительство пытается изобрести механизмы влияния на ценники. Так, чтобы и рынок не обрушить, и социализм по-быстренькому построить.

Ритейл «выжат», но цены растут. И тут в Минпромторге вспомнили про высокую рентабельность у крупных и средних агрохолдингов.

Напомним, в настоящее время оптовые и розничные цены на сахар и подсолнечное масло регулируются соглашениями между поставщиками и ритейлерами. Действие соглашений истекает 31 марта, и под большим вопросом — продление действия этого документа, вызвавшего неоднозначную реакцию как среди экспертов, так и непосредственно в аграрной сфере. Кроме того, попытка госрегулирования цен вызвала ломку сложившихся в отрасли процессов.

Соглашения о сдерживании цен на сахар и подсолнечное масло уже начинают приводить к нарушению сложившихся цепочек поставок, заключение новых аналогичных соглашений требует макроэкономического анализа среднесрочных и долгосрочных последствий. Об этом заявил в среду замглавы Минпромторга Виктор Евтухов.

«Это соглашение, которое мы применяем по сахару и маслу, сейчас оно сдемпфировало цены, оно дает результат, но посмотрим, что будет дальше. Уже начинают ломаться логистические цепочки поставок, потому что все хотят купить у производителя. У производителей нет возможности отгружать всем, потому что это огромный объем заявок. Ломаются старые сложившиеся связи», — сказал Виктор Евтухов, выступая на парламентских слушаниях комитета Госдумы по аграрным вопросам.

«Мы уже видели фиксацию цен, мы уже видели плановую экономику. У нас что, большой выбор в магазинах? Нет. И очереди мы помним в советские магазины. Было и хорошее, но была и масса проблем», — напомнил чиновник.

Ранее по теме:  Воссоединение Крыма: Козырь, который не используется

«Что касается регулирования цен государством, мы конечно, против этого», — заявил замминистра, добавив при этом, что тем не менее, у государства сейчас есть механизм введения госрегулирования при росте цен на социально значимые товары в течение месяца более чем на 10%.

Нарисовав этот замкнутый круг перед парламентариями, замглавы Минпромторга предложил им обратить внимание на более высокую, чем у ритейла рентабельность у крупных и средних агрохолдингов.

По его словам, ритейл уже самостоятельно принимает меры по минимизации роста цен на социально значимые товары за счет «перекладывания» наценки на премиальный сегмент. В качестве примера Евтухов привел цены на куриные тушки, которыми, по словам замминистра, ритейл сейчас торгует «в минус» для себя, чтобы демпфировать рост цен.

Поэтому, считает Евтухов, не стоит перекладывать всю ответственность за рост цен на ритейл. Замглавы Минпромторга предложил обратить внимание на высокую рентабельность у крупных и средних агрохолдингов, составляющую, по словам замминистра, от 17% до 77%.

Он подчеркнул также, что по данным Росстата, средняя торговая наценка на социально значимые продовольственные товары в розничной торговле составляет порядка 15%. «В федеральных и региональных сетях она еще меньше», — заявил он.

«Сравнивать рентабельность торговой организации и аграрного производства, как минимум, некорректно. Ритейл работает на чужих деньгах со скоростью оборота в 2−3 недели. А чтобы вырастить озимую пшеницу, вложения должны работать больше года. Поэтому любые подобные подсчеты и сравнения — это математическая эквилибристика, далекая от реальности», — считает председатель Совета директоров Группы компаний «Верхнехавский агрохолдинг» Антон Пермяков:

— Я категорически против перекладывания ответственности за рост цен на кого бы то ни было — ни на ритейл, ни на сельхозпроизводителей. Попытка искать, какие ограничения лучше, схожа с поиском способа для уничтожения экономики — сразу или с обезболиванием. И то и другое одинаково плохо, потому что любые подобные ограничения ведут, как минимум, к стагнации, а скорее всего, к отрицательному росту и разрушению.

Ранее по теме:  Кто спас «Северный поток -2»: Наши лоббисты отметелили украинских

Как сдержать рост цен? Единственным разумным решением этой задачи является прекращение всех ограничений и адресная поддержка тех людей, которые в этом нуждаются. Вместо ручного регулирования нужно заниматься развитием экономики, а с налоговых отчислений поддерживать малообеспеченных граждан — похожее недавно предлагал лидер «Партии Дела» Константин Бабкин. Иных примеров во всём мире не существует.

Что касается сверхрентабельности в сельском хозяйстве, то хочу заметить, что цифры до 77% в сельском хозяйстве вообще не отражают реальность. Добиться таких показателей крайне сложно, но чаще невозможно, даже если получилось выстроить свою производственную цепочку абсолютно идеально. Хочу заметить, что, по данным Росстата, в разные годы показатели рентабельности в сельском хозяйстве колеблются от 4 до 15%.

— В стремлении наказать «плохой рынок» за высокие цены мы уже наказали свою экономику, — считает президент Русско-Азиатского союза промышленников и предпринимателей Виталий Манкевич.

— Во-первых, нужно понимать, что ритейл — это не благотворительность, любой бизнесмен, который работал в ритейле, знает, что там наценка в 60−100%, и ритейлеры достаточно часто выжимают все соки из производителей. Низкая наценка на подсолнечное масло и сахар с легкостью покрывается высокой наценкой на другие товарные группы: на кондитерские товары, на напитки.

Во-вторых, рентабельность наших агрохолдингов ниже. Возьмем «Черкизово» — там заработали 15,2 млрд. при выручке в 128,8 млрд. Получаем рентабельность 11,7%. У Русагро за три квартала 2020 рентабельность 19%. Важным следствием замораживания цен стало сокращение производства: только за январь Россия произвела сахара меньше на 60%, подсолнечного масла меньше на 10−20%, а это уже удар для экономического роста. В стремлении наказать «плохой рынок» за высокие цены мы уже наказали свою экономику.

Ранее по теме:  Салат "Мимоза" с сайрой

В-третьих, мы видим некоторую несправедливость. Мы говорим, что Россия встает с колен, занимается импортозамещением и слезает с сырьевой иглы, но при этом несырьевой сектор и нефтянка получают разное отношение со стороны властей. Бензин — такой же социально значимый товар, что и хлеб с сахаром, но нефтедобытчикам всегда с радостью дают налоговые льготы, а также придумали демпферный механизм, который означает, что бензин будет дорожать всегда, но постепенно. Давайте вспомним, упали ли цены на бензин, когда падали цены на нефть? Нет! А падали ли цены на сахар на полке магазина, когда он дешевел на мировом рынке? Да!

Как только начали дорожать продукты появились призывы «раскулачить» агрохолдинги, которые, строго говоря, являются лидерами программы импортозамещения. Попытки искусственно снизить рентабельность агрохолдингов будут иметь очевидные последствия: падение инвестиций в секторе и снижение производства регулируемых видов продукции. В итоге наша борьба с «жирующими» производителями подсолнечного масла приведет к росту его импорта из Казахстана и Беларуси, или даже к росту импорта пальмового масла из Индонезии.

Есть два пути разрешения ситуации на продовольственном рынке. Первый — это введение постоянного демпфера на внутреннем рынке: цены на хлеб, подсолнечное масло и сахар будут дорожать всегда, но умеренно: не более 4−5%, даже когда пшеница и сахар будут дешеветь. Второй механизм — это экспортное квотирование. Иными словами, агрохолдингам будут давать «зарабатывать» на экспорте только при условии продажи на внутренний рынок «в ноль» или «в легкий минус» определенных объемов продукции.

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: