1.3 C
Москва

Неспортивное поведение: Путин впервые попал под санкции

Сейчас читают

Власть пытается контролировать соцсети. В США соцсети взяли под контроль власть

После блокирования аккаунта Трампа не осталось никакой свободы слова в Сети. И уже никогда не будет ...

Народ больше не верит в победы России.

Опрос социологов показал, что россияне перестали верить и замечать успехи страны ...

Украинские пираты идут на абордаж

Киев намерен захватывать российские суда уже в международных водах ...

Спортивный суд впервые запретил высшему руководству РФ присутствовать на спортивных соревнованиях

Спортивный арбитражный суд (CAS) в Лозанне запретил высшему руководству России, в том числе президенту Владимиру Путину, посещать чемпионаты мира и Олимпийские игры в ближайшие два года. Такое решение было принято по итогам спора между Всемирным антидопинговым агентством (WADA) и Российским антидопинговым агентством (РУСАДА).

Запрет на посещение крупных соревнований распространяется на всë высшее руководство России: министров, их заместителей, премьера и его заместителей, депутатов Госдумы, а также главы государства. Ранее 17 декабря CAS принял решение отстранить российских спортсменов от выступления на международных соревнованиях под государственным флагом до 16 декабря 2022 года. России также запрещено принимать чемпионаты мира в течение этих двух лет. На чемпионат Европы по футболу, часть матчей которого может пройти в 2021 году в Санкт-Петербурге ограничения пока не распространяются, так как УЕФА не является организацией, подписавшей Кодекс соответствия WADA.

При этом изначальное решение WADA против России было куда более жестким — агентство на четыре года отстранило Россию от участия в крупных спортивных международных мероприятиях, но тогда речи о запрете президенту и чиновникам на посещение соревнований не шло.

Первый зампред комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров назвал решение CAS «полным беспределом» и пообещал, что Россия его оспорит. Однако реакция Кремля была гораздо более мягкой.

«Мы, конечно, сожалеем в связи с этим решением и, конечно, мы относимся к нему негативно. Но, вместе с тем, уже было отмечено нашими спортивными руководителями, что главное, что спортсмены получают право участвовать в международных соревнованиях», — сказал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин считает, что это связано с тем, что российское руководство уже перестало делать ставку на спорт, как на мягкую силу, и отчасти смирилось с этим решением.

— В России это решение рассматривается, как оскорбление. Но создается впечатление, что Спортивный суд, напротив, рассматривает его, как компромисс. Антидопинговое агентство предлагало отстранить российских спортсменов на четыре года, но срок сократили в два раза, до двух лет. Уже с 2023 можно будет возобновить участие в соревнованиях под российским флагом.

С точки зрения Спортивного арбитражного суда это компромисс, а, значит, его нужно как-то уравновесить. Напомню, что это уже второе антидопинговое дело. После первого случая обвинили ряд российских чиновников, но не было сказано, что в России есть государственная система допинга.

Но когда возникло второе дело и новые обвинения после того, как российская сторона пообещала исправиться и не сделала этого, решили пойти по такому пути — уменьшить срок для спортсменов, но распространить санкции на высшее руководство страны. При этом официально формулировка, что в России существует государственная допинговая система, по-прежнему не озвучивается. Но своим решением Спортивный суд дал понять — он считает, что за допингом в России стоит российское государство в полном объеме, а не отдельные бюрократы, карьеристы и мошенники.

«СП»: — Что российское руководство может предпринять в этой ситуации?

— Повторю, для CAS это решение компромиссное, а для российской стороны, оскорбление, сигнал того, что за допингом стоит государство. Конечно, пытаться оспорить это решение в России будут, но вряд ли это принесет результат. В свое время WADA апеллировала к Спортивному суду в Лозанне, как к последней инстанции, и она сказала свое слово. Международный олимпийский комитет вмешиваться не будет, их и так обвиняют в том, что они слишком дружили с Россией и были уступчивы. Они не захотят получить имиджевые потери и обвинения в сговоре.

Не знаю, было ли российское руководство готово именно к этому решению, но такое ощущение, что после Чемпионата мира по футболу в России стало ясно, что дальше ничего получаться не будет. Допинговый скандал будет разгораться вовсю, а имиджевые плюсы, которые хотели получить после Олимпиады в Сочи, уже аннулированы.

А что еще можно сделать? Политические отношения стали сильно токсичными, поэтому вступаться за Россию никто не будет. Что касается попыток доказать, что допинг у нас отсутствует… Во-первых, этого уже всерьез никто и не говорит. Во-вторых, их могут сорвать разные сюрпризы.

Например, можно много говорить о том, что есть предатель Родченков, который стал информатором Запада и все такое прочее. И вдруг, накануне решения CAS выступает наша знаменитая в прошлом биатлонистка Анфиса Резцова и говорит: «Да, мы употребляли допинг». Никто это признание из нее клещами не вытягивал. И если до этого можно было говорить, что Запад клевещет на наших великих спортсменов, то здесь одна из этих звезд призналась, что да, было такое. После этого говорить, что все обвинения — клевета, очень сложно.

Можно, конечно, опровергать, что за этим стоит государство, но на Западе этому все равно не поверят. Там уже сформировался такой негативный образ России и российского спорта, что это бесполезно. Поэтому будь что будет, никакой мягкой силы в российском спорте уже не осталось, остается ждать, что будет через два года.

«СП»: — Бывали ли в мировой практике подобные прецеденты, когда фактически все руководство страны признали виновным в допинговой программе?

— Такого еще не случалось в истории, по крайней мере, с большими спортивными странами. Может быть, с маленькими нечто подобное и было, но они никого особенно не интересуют. Был только один похожий прецедент, но со страной, которая к тому времени уже самоликвидировалась — это ГДР.

В свое время это был огромный скандал. Помню, на Олимпиаде-80 в Москве сборная ГДР показывала блестящие результаты, они были одними из наших главных конкурентов, особенно в виду отсутствия американцев, китайцев и других сильных команд. А затем прогремел допинговый скандал.

Но важно отметить, что прогремел он уже тогда, когда произошло объединение с ФРГ, и вся информация из Штази, спортивных архивов, архивов правящей партии утекла. На тот момент этой страны уже не было, поэтому это не было актуально для ее руководителей, которые превратились в подозреваемых по уголовным делам о коррупции, Берлинской стене и другим обвинениям. Им было не до спорта.

Второй момент в том, что сама объединенная Германия была заинтересована в том, чтобы как можно скорее закончить историю с ГДР-овским спортом, который в прошлом был одним из предметов гордости республики, поэтому, с точки зрения ФРГ, должен быть ликвидирован.

В нашем случае Россия — это страна, которая является членом Совета безопасности ООН, которая долгие годы успешно выступала в разных спортивных соревнованиях и до этого скандала была в числе мировой спортивной элиты. На таком уровне подобные разбирательства и санкции, которые затрагивали бы не только чиновников и спортсменов, но и высшее руководство государства, мы видим впервые.

Такое впечатление, что международные спортивные чиновники были особенно раздражены рецидивом. Потому что после первой истории вроде бы договорились о том, что санкции будут не слишком сильными, Россия дала понять, что она изменилась, усилился контроль, появился независимый антидопинговый контроль над спортсменами. А потом бац — все повторилось снова. После этого возражать было сложно.

Публицист, политолог Александр Асафов, в отличие от коллеги, считает, что за решением CAS стоит только политика, а не борьба за чистоту спорта.

— И спорт, и кинематограф давно превратились в инструмент политического давления. Если руководитель ФБР боролся с Голливудом, как с политическим инструментом, еще в середине прошлого века, то спорт стал таким явным инструментом относительно недавно.

Там, где нет возможности ввести персональные санкции в экономическом или еще каком-либо ключе, в ход идут такие косвенные меры обозначения политической позиции. Можно считать, что этот запрет является прямой персональной санкцией против президента РФ. Это обозначение позиции, которая подкрепляется и подписанным Дональдом Трампом «актом Родченкова», и запретом нашим спортсменам выступать под национальным флагом до 16 декабря 2022 года. Эта мера должна продемонстрировать окончательность решений и несгибаемость тех, кто их принял.

«СП»: — А почему это решение было принято именно сейчас, а до этого против президента и руководства страны санкций не было?

— Эти решения были вынесены за определенную событийную точку, а именно, за голосование выборщиков за следующего президента США. До нее были политические риски, поскольку Байден и его окружение до конца не были уверены, чем закончится исковая эпопея Трампа. В этой же логике находится подписание «акта Родченкова».

«Акт Родченкова», кстати, очень интересный документ, который демонстрирует, как спорт становится политикой. По этому закону любой человек, заподозренный в перевозке запрещенных для спортсменов средств и присутствовавший на любом спортивном мероприятии в мире вплоть до чемпионата по хоккею на траве в Монголии, где есть либо американские атлеты, либо рекламодатели, либо транслирующие компании, может получить до 10 лет тюремного наказания и штрафы от миллиона долларов.

Это значит, что по этому закону любой человек, который перевез через границу аспирин или другой совершенно невинный препарат и посетил спортивное мероприятия, косвенно связанное с американцами, может стать фигурантом самого настоящего уголовного дела. Это совершенно политический закон, вовсе не защищающий чистоту спорта и прочие спортивные идеологемы, которыми применение подобных решений обычно объясняется.

«СП»: — Что в этой ситуации должно предпринять российское руководство?

— Во-первых, в симметричной логике стоит принять зеркальные меры, а во-вторых, по стандартным дипломатическим каналам довести до спортивных организаций, что большой спорт после такой цепочки решений больше не существует. Не существует международного соревновательного спорта, потому что если следовать логике тех, кто принимает такие решения, любое спортивное соревнование может быть использовано для политической конкуренции недобросовестными методами со стороны наших заокеанских «партнеров».

Источник

Посмотрите

Народ больше не верит в победы России.

Опрос социологов показал, что россияне перестали верить и замечать успехи страны ...

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ