0.5 C
Москва

Правозащитники СПЧ не видят давления на Грудинина, Удальцова и других левых

Сейчас читают

Власть пытается контролировать соцсети. В США соцсети взяли под контроль власть

После блокирования аккаунта Трампа не осталось никакой свободы слова в Сети. И уже никогда не будет ...

Народ больше не верит в победы России.

Опрос социологов показал, что россияне перестали верить и замечать успехи страны ...

Украинские пираты идут на абордаж

Киев намерен захватывать российские суда уже в международных водах ...

Но защищают перед Путиным Навального, Ходорковского и отпетых экстремистов

Владимир Путин в ходе встречи с правозащитниками 10 декабря ответил на вопрос Николая Сванидзе о деле Алексея Навального. Об этом рассказал глава Совета по правам человека при президенте РФ Валерий Фадеев.

Также были затронуты темы иноагентов, широкой амнистии, создания в России аналога ЕСПЧ и некоторых конкретных резонансных дел, среди которых дело Ивана Сафонова и Ирины Славиной. Вспомнили и о Михаиле Ходорковском.

По мнению адвоката и правозащитника Дмитрия Аграновского темы, поднятые членами СПЧ в беседе с президентом носят избирательный, односторонний характер. В то время как преследование левых политиков и активистов замалчивается. В частности, он привел пример Павла Грудинина.

Действительно, в тот же день произошел силовой захват Дворца культуры на территории подмосковного совхоза им. Ленина. О деталях происходящего рассказал сам бывший кандидат в президенты РФ. На встрече с Путиным об этом инциденте разговора не было.

— Картина очень неприятная, — комментирует ситуацию Дмитрий Аграновский. — Привезли молодых людей фанатского вида, которые стояли с плакатами. Параллельно на помоечных сайтах была развернута информационная кампания. Мол, красный барин, олигарх у людей украл совхоз. Но даже не надейтесь, что кто-то в СПЧ про это спросит президента.

Левые сейчас находятся фактически без государственной защиты. Если раньше преследования касались членов «Левого фронта», сторонников Эдуарда Лимонова, разного рода неформальных левых, то теперь процесс перешел в новое качество. Откровенно преследуется парламентская партия, вторая в государстве политическая сила и кандидат в президенты.

Судебные решения, связанные с Грудининым, не лезут ни в какие ворота. Его просто закатывают в асфальт. Хотя человек обеспечил хотя бы какую-то видимость демократических выборов. И не надо обвинять коммунистов в том, что мы хотим играть по правилам. Если мы участвуем в выборах, мы просто обязаны иметь какие-то гарантии. И по закону, и по сути. Нас не должны сажать, разорять, а иногда убивать, как это было с профессором Мартемьяновым. За КПРФ взялись системно.

«СП»: — Есть еще примеры?

— Для того, чтобы не пустить Сергея Левченко в Госдуму арестовали его сына. В случае пресловутого дела Владимира Бессонова (Ростов-на-Дону — авт.) в приговоре суда сказано, что он бьет сотрудника полиции, а на записи видно, что это не так. Удальцов тоже отсидел годы за Болотную, хотя там если уж и был кто виноват, то скорее Навальный с Немцовым. А 16 декабря Удальцову хотят еще ужесточить надзор.

Правозащитники СПЧ в упор не видят, что преследуют депутата Госдумы (Бессонов), кандидата в президенты и по количеству голосов — второго человека в государстве (Грудинин), преследуют человека, не менее значимого, чем Навальный (Удальцов). То есть речь идет о значимых людях левой части политического спектра. И здесь СПЧ мало отличается от ЦРУшной «Эмнести Интернешнл».

Их волнуют только Навальный, «Новое величие» и дело «Сети»*. Пусть почитают внимательнее про эти дела — на них, я считаю, клейма негде ставить, как и на Навальном. А за них ходатайствуют перед Путиным! Если человек заботится о сотрудниках, его назовут олигархом, если сторонник ЗОЖ — наркоманом, помогает детям — значит педофил. Такая пропаганда не достойна государства.

«СП»: — Выходит, в СПЧ нет тех, кто мог бы возвысить голос за левых…

— В СПЧ много либералов, а левые вообще не представлены. Поэтому они за нас не заступятся. Единственный способ — Геннадий Андреевич ходит на встречи с президентом, где пытается хоть как-то достучаться. Единственный в стране правозащитник для левых активистов — Зюганов. И это при том, что в России левым симпатизирует до 80 процентов людей.

Сейчас из-за коронавируса и обнищания населения левые настроение будут только расти, количество конфликтов будет множиться. Что, все это будет решаться только репрессиями? Или все-таки демократическими способами, путем разумных переговоров? Ведь выборы нужны не для того, чтобы потом закатывать в асфальт политических противников, а чтобы смягчать противоречия, усиливая страну.

«СП»: — Так может левым надо войти в состав СПЧ?

— Это достаточно закрытая структура. Посмотрите на его состав. У вас будут вопросы. Что это за люди? Тот же Сванидзе. Да, он был свидетелем защиты на процессе по Болотной, и хорошо выступал, но является ли он правозащитником? Почему там не представлены даже парламентские левые? Вот случился захват у Грудинина, а заступиться некому.

Судебные решения там просто вопиющие. Кстати, все материалы по его делу мы будем направлять в ЕСПЧ. У нас там уже заведено два производства. Наверное, можно закатать его в асфальт, разорить, все разрушить, но каковы будут последствия? На мой взгляд, надо оградить его от всего этого. Жители же страдают. То же касается и ситуации с Левченко.

Сейчас, власть взялась выдавливать легальных левых из политического поля. Но если это случится, на наше место придет неизвестно кто. Да коммунистов надо беречь. С Грудинина надо пылинки сдувать. Это он должен сидеть в президентских советах. И Левченко. Надо показать, что у нас демократия, а не тоталитаризм, как в Америке, где мертвые, 1800-х годов рождения голосуют.

У Путина, которого, как известно, любит весь народ, такие кандидаты не выиграют конечно, но они хотя бы будут защищены.

Механику работы правозащитной структуры при президенте нам описал член СПЧ Игорь Каляпин.

— Выбор тем, которые звучат на заседаниях СПЧ, в том числе на встречах с президентом, делают те правозащитники, которые там выступают. СПЧ же занимается не только тем, что встречается с президентом. Тем более, что такие встречи происходят теперь раз в год, а раньше были чаще.

«СП»: — Как происходит отбор тем? В обществе обращают внимание, что за левых, в частности, за КПРФ на совете не заступаются…

— В СПЧ есть комиссии. Они в течение года встречаются с разными чиновниками, в том числе с руководителями ведомств. Правда, с разным успехом. Например, министр природопользования приходит охотнее, а глава СК Бастрыкин не приходил ни разу, хотя приглашали неоднократно.

От каждой комиссии есть представитель в президиуме СПЧ и президиум уже решает, кто и какой темой будет выступать на встрече с президентом. То есть эти списки появляются далеко не спонтанно. Не правильно говорить, что Фадеев дает слово кому хочет. Это соответствует решению президиума процентов на 95.

«СП»: — Получается, темы зависят от конкретных людей, входящих в совет. Как они подбираются?

— Формирование СПЧ — совершенно не прозрачная процедура. Я не понимаю по каким причинам тот или иной человек попадает в его состав. Очевидно, это решает кто-то в АП. Вряд ли сам президент, хотя состав назначается его указом. Точно можно сказать, что принцип партийного представительства не учитывается. Кажется, все происходит достаточно произвольно. Кстати, трудно понять не только как попадают в СПЧ, но и по какой причине оттуда выбывают. Отставки многих вызывали недоумение. Нам никто ничего не объясняет.

Главный политический советник председателя ЦК КПРФ, д. и. н. Вячеслав Тетекин применяет для объяснения ситуации классовый подход.

— При анализе политических процессов в современной России пользуются в основном методами политологии, которую я считаю лженаукой. Начинают рассуждать какой клан, башня Кремля с кем «бодается». Всё строится вокруг персоналий.

А если посмотреть на положение правозащитного движения с классовой точки зрения, можно понять, что часть буржуазного класса — либералы, более ориентированные на западные ценности, недовольны некоторыми параметрами нынешнего буржуазного устройства России и находится в дружеской оппозиции к власти.

Естественно, что та часть буржуазии, которая владеет всей полнотой власти, недовольна, что кто-то ее хотя бы покусывает. И поэтому прижимает своих младших братьев, которые в свою очередь формируют некий комитет защиты (СПЧ) против старшего брата. Но это все в рамках одного и того же либерально-буржуазного класса. То есть они защищают только своих.

КПРФ же отражает интересы рабочего класса, крестьянства и трудовой интеллигенции. Поэтому мы в число защищаемых СПЧ и не входим. А раз так, то мы обязаны создавать собственную систему правозащиты на классовой основе.

* Решением Московского окружного военного суда от 17 января 2019 года «Сеть» признана террористической организацией, ее деятельность запрещена в России.

Источник

1 КОММЕНТАРИЙ

1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Кирилл Рыбаков
Кирилл Рыбаков
11 декабря, 2020 5:30 пп

Как всегда все в порядке

Посмотрите

Народ больше не верит в победы России.

Опрос социологов показал, что россияне перестали верить и замечать успехи страны ...

Сколько людей «присядет» за свободу Навального?

«Ответка» властей участникам несанкционированных протестов 23 января прилетит максимально быстро и жестко ...

Кто хочет танком порулить? О кровавых соплях и сложных временах

Александр Пелевин о кровожадных турбопатриотах и кровожадных навальнистах ...

Не прошло и полгода: Путин решился ответить на вопросы о своём «дворце»

Президент почти неделю игнорировал главный политический скандал последних дней ...

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ