Путина устал противостоять Западу?

putina ustal protivostojat zapadu 286925e

Политический истеблишмент все больше склоняется в сторону нормализации, но момент давно упущен

После избрания Джо Байдена президентом США противостояние Вашингтона и Москвы не то, что не ослабевает, но и набирает новые обороты. Администрация Байдена уже ввела свои первые санкции за Алексея Навального (правда, они лишь незначительно расширили уже существующие ограничения) и грозит ввести второй блок, если Россия «не задекларирует и не уничтожит» химическое оружие, наличие которого Москва вообще не признает.

Проблема в том, что если Байден, несмотря на почтенный возраст, и его администрация, приступили к противостоянию с Россией с новыми силами и даже с желанием отыграться за «потерянные» четыре года президентства Трампа, то российское руководство, вполне возможно, от этой конфронтации уже устало.

Такое мнение выразил недавно генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов, комментируя заявления Вашингтона об «отравлении» Навального. Он отметил, что, судя по абстрактной риторике о том, что «с высокой степенью уверенности» оппозиционера отравили сотрудники ФСБ, никаких доказательств у американцев нет. Именно поэтому они отказываются предъявить пробы и биологические материалы, несмотря на запросы российской стороны.

«Это классическая уловка в спорах. И как следствие, мы оказываемся в положении, когда мы говорим: дай. Они: нет, не дадим. Это совершенно чёткая манипуляция, замешанная на чисто политическом интересе. По большому счёту, я не знаю, как этому противостоять. Потому что уже у Лаврова сил не хватает. Путин уже об этом говорил, и у него сил не хватает. Получается, что Россия имеет дело с глухими людьми, которые не заинтересованы в объективном расследовании чего-либо», — заявил Михайлов.

Здесь интересна не столько ситуация вокруг расследования дела Навального, сколько предположение, что и у Сергея Лаврова, и у Владимира Путина уже «не хватает сил» для споров с американцами. И действительно, если посмотреть на последние выступления первых лиц, складывается впечатления, что запала в них гораздо меньше. Они ограничиваются дежурными фразами о том, что Россия готова к диалогу, но США ведут себя недружественно и вообще, довели отношения между двумя странами до «точки замерзания», как на днях выразилась Мария Захарова.

Но если «держаться нету больше сил», может ли российское руководство постараться снизить градус противостояния с Западом и пойти на какие-то уступки? Социальный психолог Алексей Рощин считает, что это вряд ли возможно, и речь идет, скорее, не об усталости власти, а о чувстве безысходности.

— Наши правители, возможно, и хотели бы улучшения отношений с Западом, но тут дело пошло на принцип. Кремль не настроен ни в чем уступать, потому что считает себя правым, уверен, что его безосновательно «травят» и вообще ведут себя несправедливо. Поэтому какая бы ни была усталость, она, скорее всего, находится на средних этажах власти.

Массовые санкции, затруднения поездок, всеобщая подозрительность, у кого-то проблемы с деньгами (вспомним историю с Вексельбергом, у которого арестовали полтора миллиарда на счетах и не отдают) — это неприятно. Наверняка на средних этажах эти проблемы многих раздражают, и они были бы не прочь все уладить и вернуть на круги своя.

Но все это упирается в позицию руководства, а централизация у нас очень сильна. Любая фронда рассматривается, как подготовка к измене и подавляется в зародыше. Поэтому если кто-то и недоволен, он держит это при себе. Выступление Михайлова может быть очередной попыткой зондирования, все-таки он уже в отставке, поэтому может позволить себе такие высказывания. Но в остальном все кипит под крышкой, которая плотно придавлена.

«СП»: — А у высшего руководства усталости нет?

— Мне кажется, у высшего руководства есть не столько усталость, сколько ощущение крысы, загнанной в угол. Они были бы готовы пойти на уступки, но не понимают, на какие, так как считают, что все, что можно, они уже сделали. Что еще остается? Отказаться от «Северного потока-2»? Но этого не хочет сама Германия, да и в него вложены огромные деньги. Выпустить Навального? Но если режим его уже посадил, он считает, что оставлять его на свободе уже никак нельзя. Вернуть Донбасс или Крым? Это вообще находится за красной чертой.

Вот и получается, что у России очень скудная переговорная позиция. Она может только принимать уступки Запада, но не может ничего уступать сама, потому что уступать нечего. Поэтому у высшего руководства проскальзывает даже какое-то состояние безнадежности.

Единственная возможная для них уступка — это отказ от дальнейшей эскалации. Возможно, именно поэтому недавно Лавров заявил, что мы будем чуть ли не разрывать отношения с Евросоюзом, а потом это откатили. Это единственная возможная форма торга России и Запада — сделать угрозу, а потом сказать, что осуществлять ее мы не будем. Позитивные уступки с точки зрения Кремля невозможны.

Смотрите также Освобождение похищенных 279 учениц, картина Черчилля за $11 млн, "Театральный стриптиз": Яркие события в России и мире за последние сутки19  Освобождение похищенных 279 учениц, картина Черчилля за $ 11 млн, «Театральный стриптиз»: Яркие события в России и мире за последние сутки When there’s no time to waste: Самые значимые мировые и российские новости за последние 24 часа в фотографиях

Руководитель Центра внешней политики России Института экономики РАН Борис Шмелев полагает, что руководству РФ придется продолжать противостояние с Западом вне зависимости от того есть у него силы или нет.

— Мне кажется, определение усталости в отношении конфронтации нашего руководства с Западом, не применимо. Усталости быть не может просто потому, что эта конфронтация нарастает и ожесточатся, и никаких перспектив ее прекращения в обозримом будущем не просматривается. Судя по всему, Запад не пойдет ни на какие послабления до тех пор, пока не сменится нынешнее российское руководство, да и после 2024 года не факт, что что-то поменяется.

С другой стороны, наше руководство само ведет себя не очень разумно, «подставляется» и дает повод Западу наращивать конфронтацию. Все действия власти в отношении Навального с самого начала были контрпродуктивны. Они создали ему образ крупного политика, хотя он таковым не являлся. Затем приняли в его отношении ряд очень странных решений. Зачем нужно было запрещать ему садиться во Внуково, зачем запрещать митинги в его поддержку?

Власть сама создает проблемы, которые потом мужественно пытается его разрешить. Таких примеров немало, но проблема усталости от конфронтации должна рассматриваться в другой плоскости.

«СП»: — В какой же?

— Страна находится в экономическом кризисе уже 8 лет, и никаких прорывных решений не просматривается. Мы погружаемся в рецессию, падают доходы населения, а по всем законам это приводит к социально-политической турбулентности и протестам. В этой ситуации единственный правильный выход — это принять меры по развитию экономики и добиться выхода на более высокие темпы.

Но вопрос в том, может ли Россия добиться прорыва в экономическом развитии в условиях конфронтации с Западом? Многие экономисты вполне обоснованно доказывают, что это невозможно, потому что мы зависимы от мировых рынков, западных технологий и кредитов.

Однако сейчас мы все больше отгораживаемся от Запада. Это требует принципиально иной, мобилизационной модели развития с упором на собственные силы, потому что ставка на Китай пока что себя не оправдывает. Но собственные силы у нас совсем не те, то были у СССР, а интеграционные проекты на постсоветском пространстве буксуют.

Ситуация очень сложная, поэтому среди элиты и раздается все больше голосов в пользу того, что нужно налаживать отношения с Западом. Наш крупный капитал — компрадорский, он связан с мировыми финансовыми центрами и транснациональными компаниями. Ему трудно работать и он тоже давит на власть, требуя принять какие-то меры. Отсюда и интервью о том, что у высшего руководства уже нет сил для противостояния.

«СП»: — Может ли власть пойти им на уступки?

— При нынешнем руководстве нормализация, некая «большая сделка» невозможна, потому что Запад не хочет никаких компромиссов. Он хочет от России безоговорочной капитуляции — отказа от ряда направлений внешней политики, ухода из Крыма и Донбасса. Это даже большая капитуляция, чем в конце 80-х годов. Думаю, нынешнее руководство пойти на это не может.

Еще один принципиальный вопрос, готова ли Россия стать «младшим партнером» США и играть такую же роль, как, например, Германия или Япония. Думаю, что нет. Поэтому существует ряд объективных факторов, которые блокируют любые попытки со стороны России нормализовать эти отношения.

Запад ведь тоже настроен очень решительно, и возможностей для маневра у нас мало. Россия может рассчитывать только сама на себя, но для этого нужна мобилизация экономики, зажим уровня жизни на ближайшие годы, свертывание демократических процедур и концентрация власти в одних руках. Так что сейчас мы наблюдаем не усталость, а попытку как-то выкрутиться из ситуации, но у каждой социальной группы свое видение того, как это сделать.

Источник svpressa.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: