Советское кино было о будущем, российское — о прошлом

Истории о прежних геополитических, космических и спортивных победах только обнажают и подчеркивают их нынешнее отсутствие

36 лет назад в своем знаменитом монологе «гостья из будущего» Алиса Селезнева обещала советским детям, что через несколько десятилетий их ждет прекрасная жизнь. Но страна распалась. И спустя годы экраны кинотеатров опять заполнили фильмы о великих советских спортсменах и космонавтах. Производственные драмы о работе спасателей и пожарных стали обыденностью. Российское кино унаследовало советскую форму, но не смогло дать современного содержания. Попытка осмыслить новую реальность, наметившаяся в кинематографе нулевых, прервалась на заре десятых. Истории о повседневности сменились миксом из голливудских блокбастеров и тоски по утерянной родине.

Страдания на экспорт

Первоначально отечественные режиссеры скитались в поисках денег у криминальных авторитетов, компаний-однодневок и западных инвесторов. Самые известные фильмы 90-х, в том числе и получившие Оскара «Утомленные солнцем», были сняты на французские деньги. Тогда это скромно называли «копродукция». Первой отечественной продюсерской компанией стала СТВ Сергея Сельянова. Благодаря ей зритель узнал о режиссерах, чьи имена нынче принято считать культовыми: Алексея Балабанова, Александра Рогожкина, отца и сына Бодровых.

Кино, созданное на стыке девяностых и нулевых, пыталось ответить на растущий зрительский запрос: кто мы такие и куда идем. Получалось где-то гротескно, как у Рогожкина, где-то слишком жестоко, как у Балабанова. Но к началу нулевых зашел в тупик поиск «русской идеи», которым на руинах страны занялись все, кто не был вовлечен в поиск средств на пропитание. Ответ не смогли дать ни политики, ни писатели, ни режиссеры. Казалось, выхода из тупика не было.

Впрочем, в 2003-м после «Возвращения» Звягинцева, «Коктебели» Попогребского и Хлебникова критики заговорили о «Новой волне». Несоответствие ожиданий и окружающей реальности породили в кинематографе вереницу картин об экзистенциальных страданиях и попытках с этой реальностью примириться. Молодые режиссеры массово снимали о душевной дисгармонии среднестатистического россиянина, которую он испытывает от ежедневного столкновения с миром. Безысходность, нищета и неприглядность быта русской глубинки стали «главными героями».

Ранее по теме:  Неглинку раскопают за миллиарды для отдыха хипстеров?

Это привлекло внимание западных фестивалей, уже полюбивших рассказы о тяжелой доле стран бывшего соцлагеря. Одновременно с нашей «новой волной» развивалось социальное кино в Румынии. «Четыре месяца, три недели и два дня» рассказывали о тяжелой жизни женщин в последние дни правления Чаушеску. А, например, трагикомедия «Смерть господина Лазареску» уже повествовала о трудностях получения медицинской помощи в современной Румынии.

Новое авторское кино не только собирало восторженные отклики в золотой клетке западных фестивалей. Оно пыталось найти ответ на причины охватившего страну кризиса. «Новая волна» наследовала традиции поздних советских экзистенциальных драм, одновременно споря с ней. Стряхивала с ног прах киноподелок девяностых и формировала новый национальный киноязык.

Героями снова стали работники метрополитена, заводов, учителя и врачи, которые говорили о быте, трудностях на работе и в отношениях. Но механизм, с помощью которого герои пытались нащупать проблему своих несчастий, раз за разом заклинивало. В условиях растущей экономики середины нулевых, улучшения благосостояния, рядовой избиратель продолжал оставаться несчастным.

Хорошо забытое старое

Следующий этап в российском кино вновь пришёлся на переломный момент. В 2008 году разразился мировой финансово-экономический кризис. Не обошёл он и киноиндустрию. Из-за недостатка финансирования закрываются крупные проекты. Падает доля отечественного кино в прокате. На смену тучным нулевым приходят тощие десятые.

Чтобы справиться с проблемами, Фонд кино приступает к организации ежегодного «питчинга» крупнейших киностудий. Члены экспертного совета, многие из которых одновременно являются представителями и главами студий, принимают заявки и решают — стоит ли финансировать проект. Деньги выдаются как с возвратом, так и на безвозмездной основе. В результате ситуация складывается странная. Те компании, чьи фильмы ежегодно проваливаются в прокате и не могут отбить затраченные средства, всё равно получают государственную поддержку. А маленькие студии с молодыми перспективными режиссерами могут годами без поддержки снимать малобюджетные картины, которые увидят разве что зрители частных кинопоказов.

Ранее по теме:  У ЕСПЧ может появиться конкурент в России

По мере ухудшения уровня жизни постепенно меняется идеологическая конъюнктура. Критические фильмы всё реже получают деньги от государства. Современность с экранов вытесняют истории о победах в советском прошлом. Но вопреки либеральному мнению, кроме закона о мате, особых цензурных ограничений не вводится. Правда и это табу не дает пробиться на экран некоторым авторским фильмам. Остальные идеологические каноны вырабатываются кинематографистами на ощупь, гадательно.

Первой ласточкой возвращения к советскому наследию стал докризисный сиквел «Иронии судьбы», самый кассовый российский фильм нулевых. Опираясь на логику выгоды, Фонд кино начинает финансировать проекты так или иначе связанные с советским прошлым. Не только ремейки и сиквелы, но и оригинальные картины. Ежегодно ко Дню Победы выходят несколько фильмов о Великой Отечественной Войне. Экранизируется советская литературная классика. В 2016 на экраны выходит «Территория» по роману Олега Куваева. К датам космических достижений снимают фильмы о советских космонавтах.

Особое положение занимает кино о спорте. В 2013 в прокат выходит «Легенда № 17». Его успех буквально окрыляет Фонд кино и лично министра культуры Владимира Мединского. В список тех, кто гарантированно получают финансирование, добавляют фильмы о советских спортсменах. После триумфа в 2017 году «Движения вверх» Владимир Мединский читает во ВГИКе лекцию с говорящим названием «Движение вверх российского кино. Итоги 2012−2017». Студентов обязали явиться под страхом лишения стипендии.

Вот бы так и зрителей заставить! Увы, несмотря на масштабные вливания в кинопроизводство последний «доковидный» год дал рекордные показатели по провалу в прокате высокобюджетных картин. Не окупилась даже драма о легендарном вратаре Льве Яшине. А убытки киноиндустрии за год составили порядка 10 млрд рублей.

Ранее по теме:  Верхушка обещает наплодить детей столько, что Африка завидовать будет

Будущее, которого нет

Советское кино несло в себе мощный футуристический заряд. Они стремились приблизить горизонт и помещали воображаемое в одной плоскости с повседневностью. В условности кинопространства утопия превращалась в реальность.

Фильмы о войне в отличие от сегодняшних блокбастеров были не только рассказами о победном прошлом. Прежде всего, это повествование о будущем, которое приблизило человечество, победившее фашизм. А фильмы о советских ученых рассказывали о достижениях науки. Здесь даже существовавшая тогда реальность давала отличный материал для съемок.

Сегодняшние кинематографисты научились воспроизводить приемы советского кино. Но истории о прежних геополитических, космических и спортивных победах только обнажают и подчеркивают их нынешнее отсутствие. Политический и культурный эскапизм вытеснили стремление к утопии. Будущее исчезло не только из жизни зрителей, но и с экранов. А бесконечная ностальгия о потерянной родине не может заменить собой пустоту на месте перспектив.

Адаптивная, SEO подготовленная WordPress тема
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
Войти с помощью: