Власть — народу: «А кто это тут у нас такой подозрительно бедный?»

vlastnbsp narodu a kto eto tut u nas takoj podozritelno bednyj 0304715

Минтруда не хочет платить россиянам повышенные пособия на детей от 3 до 7 лет под предлогом «повышения адресности»

Десятого марта с.г. президент России Владимир Путин своим указом скорректировал схему работы в 2021 году крупнейшей на данный момент программы борьбы с бедностью в РФ — ежемесячных выплат нуждающимся в соцподдержке семьям с детьми от 3 до 7 лет. Таким образом с 1 апреля их размер будет увеличен с 0,5 регионального прожиточного минимума (что в среднем составляет 5,5 тысячи рублей) до 75%-100%, если базовый размер выплаты все же не позволит семье выйти за черту бедности.

Казалось бы, какой прекрасный повод для ура-патриотов воскликнуть: «Вот же она, чудеснейшая наглядная иллюстрация к свежей поправке в Конституции РФ, согласно которой дети теперь являются важнейшим приоритетом государственной политики страны!»

Но, пожалуй, российская власть не была бы российской властью, если бы при всех благих намерениях не спешила бы правой рукой тут же забрать добрую часть из того, что дала гражданам левая.

Оставим за скобками вопросы о том, по каким соображениям в качестве верхней границы выплаты пособий на детей был выбран возраст именно 7, а не 12, 13 или 16 лет. Возможно, «сверху» лучше видно, что расходы на содержание школьника гораздо выше, чем на дошкольника, особенно если говорить не о начальных, а о старших классах.

Сосредоточимся на том, что Министерство труда намедни предложило всех потенциальных получателей этих выплат «просеять» сквозь сито дополнительного отбора, обосновав это модным нынче в правительственных кругах «повышением адресности социальной помощи».

Если вкратце, то ведомство намерено ограничить возможность получения повышаемых с 1 апреля выплат на детей «подозрительно бедными» семьям: с формально низкими доходами при наличии существенного семейного имущества, а также без легальных доходов.

Если рассматривать новацию более детально, то Минтруда предлагает отсечь от получения пособий на детей от 3 до 7 лет семьи, которые помимо прочего:

а) одновременно имеют несколько домов площадью более 40 квадратных метров на каждого;

б) имеют квартиры площадью более 24 квадратных метров на человека и владеют более чем одним гаражом, автомобилем возрастом менее 5 лет, мотоциклом, лодкой, дачей и земельным участком более 0,25 га, а также располагают сбережениями свыше 250 тысяч рублей;

Ранее по теме:  Поговорили по телефону и договорились о разрыве отношений?

в) не имеют никаких легальных средств к существованию вроде зарплат, дивидендов, гонораров, пенсий или стипендий, демонстрируя так называемый «нулевой доход».

Конечно, при этом предлагается учесть целый ряд оговорок. Например, выплату все же планируют сохранить за семьей, если она воспитывает, в частности, ребенка-инвалида или ухаживает за престарелым в возрасте 80+. А в качестве уважительных причин для отсутствия формальных доходов Минтруда будет расценивать срочную военную службу, официальный статус безработного и очную форму обучения для членов семьи моложе 23 лет.

Само ведомство считает, что даже по европейским меркам указанные критерии весьма широки, и позиционирует свое предложение исключительно как решительный шаг к тому, чтобы по крайней мере часть социальных выплат в РФ не доставалась вполне обеспеченным, образованным и юридически компетентным гражданам, сознательно пользующимся неадресностью механизма соцвыплат ради хоть и небольших, но формально положенных им по закону бюджетных трансфертов.

Однако если вспомнить, что на старте этой программы в 2020 году правительство предполагало, что она затронет в общей сложности менее 3 миллионов детей, а сейчас они распространяется на 4,7 миллиона детей, закрадывается подозрение — а не хотят ли чиновники банально сэкономить?

Предполагать такой вариант развития событий заставляет хотя бы тот факт, что концепции «семьи» и «домохозяйства» в соцполитике государства не являются идентичными, а значит, велик риск того, что власть предержащие не будут разбираться, где чье имущество, а просто скопом будут зачислять семьи в разряд «подозрительно бедных».

Кстати, использование этого словосочетания моментально вызвало в соцсетях бурю эмоций.

«Интересно. Кто же будет определять. Кто из россиян бедный. А кто подозрительно бедный. И да. Справедливо было бы параллельно классифицировать и другую группу. На богатый. И подозрительно богатый», — негодует пользователь под ником Три G (здесь и далее орфография и пунктуация первоисточника сохранены — Ред.).

«Ахаха. Следующая новость; пенсионный фонд перестанет платить пенсии подозрительно долго живущим пенсионерам», — зло иронизирует Frost.

«ога у вас в собственности есть 0.25 бабушкиной квартиры в Саратове вы не бедные вы просто притворяетесь», — моделирует условный разговор чиновника с просителем Алексей Тишин.

Ранее по теме:  Главная интрига грядущего года — кто возглавит ФСБ?

Можно, конечно, предположить, что неискушенные люди просто не понимают всей глубины и мудрости чиновничьего замысла, но даже знающие эксперты оценивают новацию Минтруда отнюдь не в позитивном ключе.

— Прежде всего я бы отметил, что Министерство труда — это федеральное ведомство, так что если оно и озвучивает какую-то инициативу, то это должно происходить в рамках правового поля, — поделился с «СП» своей точкой зрения на ситуацию руководитель Центра институтов социально-экономического развития Института экономики РАН Николай Ахапкин. — Использование же каких-то непонятных терминов вроде «подозрительно бедные» кроме вопросов, недоумения и раздражения ничего не вызовет. Кому семья покажется «подозрительно бедной», по каким критериям ее сочтут таковой? Совершенно расплывчато и не ясно. Подобное, я считаю, просто недопустимо.

Да, в России существует проблема учета доходов населения, есть также проблема помощи бедным людям. Но, несмотря на то, что в этой сфере делается достаточно много, в нынешних условиях, полагаю, ни у одного из федеральных ведомств, включая всезнающих налоговиков, нет возможностей создать и обосновать такие критерии, которые позволили бы однозначно сказать, каким семьям с детьми следует помогать, а каким — нет. И пока этого нет, подобного рода инициативы трудно объяснить чем-то еще, кроме как попыткой сэкономить.

«СП»: -Особенно спорно, по мнению многих пользователей соцсетей, выглядит положение о так называемом «нулевом доходе» семей на фоне резкого сокращения «белого» рынка труда после пережитой пандемии.

— Да, в России довольно много спорных, пограничных ситуаций, каждый случай сугубо индивидуален. Мы же все прекрасно знаем, об этом говорит даже официальная статистика, что у нас не десятки тысяч и даже не сотни тысяч, а миллионы россиян сейчас вынужденно трудятся в теневом секторе экономики. И многие из них не имеют возможности получить официальный статус безработного, а доходы их не может учесть наша налоговая служба. И как с этой реальностью будет коррелировать инициатива Минтруда, совершенно непонятно.

«СП»: — Чем, по-вашему, вместо выискивания «подозрительно бедных» должно бы в первую голову заняться государство, чтобы обеспечить российским детям, которые по обновленной Конституции являются теперь важнейшим приоритетом государственной политики страны, обеспечить безбедное и счастливое детство?

— Думаю, основная деятельность нашего государства должна все-таки заключаться в том, чтобы создавать условия для достойной занятости людей. Должны быть стабильные условия труда и достаточная заработная плата, чтобы воспитывать своих детей. Это базовое направление.

Ранее по теме:  Рис с капустой и мясом

Меры же базовой социальной поддержки семей с детьми конечно тоже нужны, но только их надо грамотно реализовывать. Прежде всего — наращивать. Тогда у нас каждый ребенок будет иметь в своем распоряжении качественное образование, качественное здравоохранение и счастливое детство.

— Полагаю, в России куда более интересные результаты показали бы проверки «подозрительно богатых» семей, — резюмировал депутат Госдумы VII созыва от КПРФ Олег Смолин. — А если говорить серьезно, то напомню, что у нас порог бедности определяется при доходе ниже официального прожиточного минимума, но при этом россиянам никто так не и не объяснил, реально ли им прожить на этот самый минимум. По данным того же Минтруда, на минуточку, так называемый минимальный потребительский бюджет — реальный уровень бедности в России — составляет не 12, а 31−33 тысячи рублей. А тесно дружащая с партией власти Федерация независимых профсоюзов России отодвигает этот показатель и вовсе на уровень в 39 тысяч рублей на человека. Вот вам реальный показатель бедности.

Можно пойти и другим путем. Когда социологи спрашивают граждан, на что им не хватает денег, то примерно 11% респондентов отвечает, что не хватает на еду, а 29% — что не хватает на одежду. Выходит, что актуальный уровень бедности населения страны — порядка 40%. Так что искать «подозрительно бедных» бессмысленно, их у нас почти половина населения страны.

Если у человека есть дача или автомобиль, это значит только одно — когда-то у него доходы были, а теперь их нет. Вероятно, людей хотят принудить продавать дачи и автомобили, но ведь тогда у них исчезнут другие источники доходов, и они совершенно точно перейдут из категории бедных в категорию нищих. Так что, при всем моем уважении к Министерству труда, я лично считаю, что поддерживать это его предложение — неправильно. Нужно думать не о том, как превратить бедных в нищих, а о том, как превратить бедных и нищих в средний класс. Эта задача прямо противоположна той, которую сейчас ставит перед собой Минтруда.

Источник

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 3 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: