Восточный фронт США: Россию и Китай атакуют с нескольких сторон

vostochnyj front ssha rossiju i kitaj atakujut s neskolkih storon 8ef98b0

Пентагон мечтает об азиатском НАТО и кольце нестабильности вокруг РФ и КНР

США могут сформировать азиатскую версию НАТО. Как считает руководитель института исследований глобальных компетенций Шаньдунского университета Цзя Вэньшань, именно этим можно объяснить заявление американского президента Джо Байдена о планах по увеличению присутствия НАТО в Индо-Тихоокеанском регионе.

«Поскольку он (Байден — ред.) так сказал, он, должно быть, достиг договоренностей с другими странами», — заявил эксперт РИА «Новости».

Китайский эксперт полагает, что Вашингтон, скорее всего, уже договорился с некоторыми странами, например, с Австралией и Японией, а в дальнейшем в новый военный альянс может вступить еще ряд азиатских стран.

Вместе с тем, политолог отмечает, что Япония и Индия официально по данному вопросу пока не высказываются, видимо, опасаясь возможной острой реакции России, Китая и других стран.

По мнению аналитика, к созданию азиатской версии НАТО необходимо отнестись серьезно, так как США могут не ограничиться холодной войной со странами региона и развязать «горячую», а этого допустить нельзя.

«Если азиатские страны добьются большего прогресса и развития, Вашингтону будет сложнее втянуть их в азиатскую версию НАТО», — уверен Цзя Вэньшань.

Опасения, китайского эксперта, с учетом звучащих из Вашингтона заявлений по России и КНР, вероятно, не безосновательны. Да и на прошедшей только что в Лондоне встрече министров иностранных дел G7 на обсуждение России и Китая ушло втрое больше времени, чем на Афганистан, Мьянму, Ливию и Сирию.

Профессор, заведующий кафедрой истории стран Дальнего Востока Санкт-Петербургского государственного университета, д.и.н. Владимир Колотов напомнил, что попытка создать так называемое азиатское НАТО уже была.

— Назывался этот блок SEATO, который существовал с 1954 по 1975 год. Объединение Вьетнама положило конец этому азиатскому НАТО.

В настоящее время речь идет о двойной стратегии сдерживания Китая в Юго-Восточной Азии. Причем чужими руками. Есть два контура: первый — проекция силы со стороны больших игроков, которые сами влезать в конфликт с ядерной державой не хотят. Речь идет о формате Quad — это оборонный альянс между США, Австралией, Японией и Индией. Таким образом, под давлением США формируется блок, который хотят противопоставить Китаю и, соответственно, снизить китайское влияние.

Это связано с тем, что сейчас основным торговым партнёром Китайской народной республики является АSEАN — это 650 млн. человек, совокупный ВВП, в 2 раза превышающий российский, и товарооборот, превышающий полтриллиона долларов. Китай играет здесь лидирующие позиции, и его экономическая мощь постепенно может трансформироваться в некое политическое влияние, что совершенно не устраивает США. Поэтому они собирают всех, кто этим недоволен или зависим от США. Эти игроки считают, что объединившись под американским руководством, смогут противостоять Китаю в регионе. То есть речь идет о сдерживании Китая, в том числе военным путем в Юго-Восточной Азии.

Ранее по теме:  Власть в Карабахе перешла к военным

Китай отстаивает свои интересы в Южно-Китайском море. Это ключевая артерия, которая связывает Китай с Ближним Востоком, откуда КНР импортирует львиную долю нефти.

Попытки перекрыть поступление нефти в современном мире являются показанием к немедленному применению вооруженных сил. У Китая есть трубопровод через Мьянму в Индийский океан, но как только китайцы завершили его строительство, там началась дестабилизация с несчастными беженцами рохинджа. И там торчат уши наших звёздно-полосатых «партнёров».

В регионе идет игра в геополитические шахматы. Традиционная сфера борьбы между Российской и Британской империями, которая велась с 19 века и называлась «Большая игра», в настоящее время расширилась на большую часть Евразии, количество игроков добавилось. Добавились США и КНР, которые играют как сами, так и используют другие фигуры, другие клеточки, других игроков, которые набирают вес, как например, Индия.

«СП»: — Какие страны могут войти в это азиатское НАТО?

— США будут пытаться манипулировать местными зависимыми от них политическими элитами и проводить грамотную информационную политику, настраивая страны на антикитайский манер.

С Японией вопросов нет, они первые после США. Там стоят американские войска и любая американская инициатива будет поддержано японскими руководством, которое вынуждено будут сделать вид, что им это нравится. Австралия также следует в фарватере американской внешней политики.

Индия по своим причинам ревностно относится к усилению китайского влияния. Это старое геополитическое соперничество, две ядерные державы периодически в рукопашную дерутся на границе, что ненормально.

У Китая более-менее стабильные отношения с Пакистаном, установленные еще в прошлом веке. Это связано в том числе с тем, что Китай пытается использовать Пакистан против Индии, а Пакистан пытается использовать Китай против своего давнишнего геополитического противника Индии в своих территориальных спорах, например, за Кашмир.

Смотрите также Адель - 33, второй после Гагарина, общество благородных девиц, «Мальчик с трубкой» за $104 млн: Что происходило в этот день в разные годы Адель — 33, второй после Гагарина, общество благородных девиц, «Мальчик с трубкой» за $ 104 млн: Что происходило в этот день в разные годы 5 мая: наша история в фотографиях

«СП»: — А что со странами Юго-Восточной Азии?

— По сравнению с такими экономическими гигантами как Индия, Китай, США они выглядят более скромно, однако активная китайская внешняя политика некоторых из них напрягает и приводит в антикитайский лагерь.

Конечно, речь идет о Филиппинах, где есть американские военные базы. Конечно, о Вьетнаме, несмотря на нахождение там у власти коммунистического режима.

Территориальные споры выводят Вьетнам в зону иллюзий, что США могут помочь ему отбить острова, выгнать оттуда китайцев и восстановить целостность страны. США очень умело это разыгрывают в своих интересах, поэтому Вьетнам является, наверное, одной из самых проамерикански настроенных стран ЮВА.

Ранее по теме:  М. Делягин: России в глобальном меню отведена роль гарнира

«СП»: — Что еще может способствовать формированию такого военного альянса?

— Есть еще фактор, о котором в своем время пророчески говорили Сергей Шойгу и Анатолий Антонов (еще в бытность его замминистра обороны). После начала украинского кризиса они несколько раз принимали участие в «Диалоге Шангри-Ла» и ARF (ASEAN Regional Forum), где предупреждали об опасности украинизации АSEAN (не с точки зрения распространения мовы, а с точки зрения снижении субъектности стран региона, лишения их реального суверенитета и превращении в некое подобие инструмента внешних сил, чтобы с их помощью и их руками решать вопросы).

Операция, которую проводили российские военно-космические силы в Сирии, позволила сломать западный проект под названием «Исламское государство» * (запрещенная в России организация). Однако силы боевиков, имеющих многолетний боевой опыт, были выведены в двух направлениях.

Первое — северное (в Афганистан). Заложен, что называется, бикфордов шнур под Центральную Азию и под западные регионы Китая. Это достаточно опасное направление, особенно в силу того, что США приступили к управляемой дестабилизации кавказского и центрально-азиатского регионов. Первые признаки того, что их начали тестировать на прочность, уже видно.

Второе — южное. Через Пакистан боевики направляются в бывший Восточный Пакистан, нынешний Бангладеш, откуда просачиваются в Мьянму, Таиланд и на Филиппины. В 2017 году началась открытая фаза тестирования — с большими группами исламистских радикалов, которые немного «пошатали» местные режимы. Эти стресс-тесты показали, что местные режимы удары вообще не держат. Так, на Филиппинах небольшие группы на полгода захватили целый город.

Предупреждения, которые прозвучали из уст Шойгу и Антонова не были услышаны и не были понятны местными элитами, что говорит об очень низком качестве аналитики в области обороны и безопасности в Юго-Восточной Азии. А если очень низкое качество аналитики, то, как говорится, «мы идем к вам».

Если этот ресурс будет использован (а большая часть населения в регионе — это мусульмане и, соответственно, радикальная пропаганда имеет на них сильное воздействие), то это очень опасно. Это подорвёт позиции как самого региона, так и китайского доминирования в нем. Прежде всего экономического, но если оно будет подорвано, то и политического не будет.

Очевидно, что если Китай сможет создать более-менее тесное экономическое взаимодействие в формате, например, Китай-ASEAN-Япония-Южная Корея, то ВВП этого региона будет раза в два превышать ВВП США, где наблюдаются очень серьезные кризисные явления в экономике.

«СП»: — Могут ли США решиться на развязывание горячей войны с Россией и Китаем?

Ранее по теме:  Шашлык из корейки

— Думаю, они хотят развязать войну, но поскольку речь идет о ядерных державах, то можно получить сдачи. А это не входит в их планы. Насколько я понимаю их стратегию, речь будет идти о лишении последних, скажем так, фиговых листков суверенитета образований постсоветского пространства и Юго-Восточной Азии, и использования их в качестве пушечного мяса для дестабилизации ситуации по границам России и Китая. Эту задачу решает система нестабильности.

Сейчас они пытаются активировать восточно-европейский участок, подрезать на нем «белорусский выступ» (вплоть до попыток ликвидации руководства Белоруссии), далее — Украина, от Черного к Каспийскому морю — кавказский регион (мы видим усиление Турции, а это член НАТО в данном регионе). Подбираются к Центральной Азии (мы уже видим вооруженные столкновения между Киргизией и Таджикистаном).

Далее можно говорить о комплексе проблем в южно-азиатском регионе. О проблемах между Индией и Пакистаном, Индией и Китаем. О Бангладеш с их колоссальным демографическим потенциалом и полным отсутствием контроля со стороны местных политиков. О комплексе противоречий в области безопасности в ЮВА, прежде всего, это Южно-Китайское море, неурегулированные территориальные проблемы между Китаем и Тайванем, северной и Южной Кореями, Японией и Россией. В арктическом сегменте также целый комплекс противоречий, попытки создания альтернативного транспортного маршрута под названием Северный морской путь.

Таким образом, вокруг России и Китая мы видим кольцо нестабильности, некоторые сегменты уже активированы, где-то закладываются мины, но стратегия наших геополитических соперников понятна — решать сложные проблемы безопасности чужими руками.

«СП»: — Что Россия и Китай могут этому противопоставить?

— Могут, но для этого надо повысить качество экспертных консультаций между собой. В настоящее время страны действуют полностью в автономном режиме. Надо наполнить новым содержанием ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), подумать о более тесном экономическом взаимодействии друг с другом, потому что нас будут ослаблять с помощью экономических санкций. Россия уже под санкциями и удавка будет сжиматься, в отношении Китая санкции вводят в настоящее время. Соответственно, будут активированы все традиционные вещи, связанные с обвинениями в нарушении прав человека, прав меньшинств, свободы вероисповедания и прочее. Конечно, будет развязана компания в СМИ, связанная с обвинениями во всех смертных грехах.

«СП»: — Военный союз между Россией и Китаем в этой ситуации возможен?

— Разговоры идут, это будет очень неприятным сюрпризом для американцев, поскольку гарантировано победить в этой геополитической партии они могут лишь, стравив Россию и Китай. Если это у них не получится, то даже без военного союза мы будет биться спина к спине, а это немало. Это лучше, чем отбиваться на 360 градусов.

*Движение «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: